Переводчик как участник уголовного судопроизводства статья

12. Часть 5 коммент. ст. посвящена ответственности переводчика. Однако в ней указаны не все виды ответственности этого участника уголовного процесса за неисполнение возложенных на него обязанностей. Помимо уголовной переводчик может быть привлечен и к уголовно-процессуальной ответственности. Согласно ч. 2 ст. 111 УПК в случае ненадлежащего исполнения переводчиком возложенных на него обязанностей к нему при наличии к тому фактических оснований могут быть применены меры процессуального принуждения: обязательство о явке, привод и (или) денежное взыскание (ч. 2 ст. 111 УПК).

5. Словосочетание «владеть языком» в коммент. ст. употреблено в значении знать язык, твердо помнить, как на этом языке следует говорить, читать, писать, и уметь осуществлять перевод с этого языка на тот, на котором ведется судопроизводство, а также в обратном направлении.

9. Согласно ч. 1 ст. 11 УПК переводчику должны разъясняться все его права. Чтобы облегчить решение поставленной перед правоприменителем задачи, попробуем привести здесь более полный, чем закреплен в коммент. ст., перечень прав переводчика. Он выглядит следующим образом.

3. Термин «переводчик» в главе 9 УПК, которая называется «Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве», законодателем употребляется в узком смысле этого слова. Под переводчиком здесь понимается лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, привлеченное к участию (участвующее) в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК, — лицо, в отношении которого вынесено постановление (определение) о назначении переводчиком.

8. Итак, переводчик должен свободно владеть языком, знание которого необходимо для перевода. Он, несомненно, должен владеть также и языком, на котором ведется судопроизводство. Но знания лишь языка, на котором осуществляется судопроизводство, недостаточно для того, чтобы лицо могло быть назначено переводчиком.

Статья 59 УПК РФ

1. Согласно ст. 26 Конституции РФ «каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения». Это право может быть реализовано путем ведения уголовного судопроизводства как на русском языке, так и на государственных языках республик — субъектов РФ, а также права участвующих в деле лиц, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика (ст. 18 УПК). О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение.

2. В качестве переводчика может быть привлечено к участию в процессе любое лицо, свободно владеющее языком судопроизводства. Оно не обязательно должно иметь специальность или профессию переводчика. Если лица, ведущие процесс, сами владеют языком, на котором может общаться не владеющий языком судопроизводства участник процесса, они не могут быть переводчиками, так как при совмещении этих процессуальных функций подлежат отводу (п. 2 ч. 1 ст. 61). Переводчик не может участвовать в деле и подлежит отводу по основаниям, указанным в ст. ст. 61, 69, в том числе если он является свидетелем, близким родственником или родственником любого из участников производства по делу либо иначе заинтересован в исходе данного уголовного дела. Вместе с тем участники процесса могут ходатайствовать о назначении переводчика из числа указанных ими лиц. При отсутствии оснований для его отвода такое лицо может быть допущено в качестве переводчика.

3. Разъяснение переводчику его прав, обязанностей и возможной ответственности, предусмотренных ст. 59, производятся до начала выполнения переводчиком его обязанностей (ст. 169). В судебном разбирательстве разъяснение переводчику его прав и ответственности осуществляется председательствующим в подготовительной части судебного разбирательства сразу после открытия судебного заседания и проверки явки в суд (ст. 263).

5. Переводчик имеет право задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода; знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащей занесению в протокол; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и суда, ограничивающие его права; а также право на покрытие их расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (п. 1 ч. 2 ст. 131).

В этой связи не можем не поддержать мнение Сызранцева В.Г., который считает, что «только сам подозреваемый может определить, в достаточной ли степени он владеет языком, на котором ведется судопроизводство, и нуждается ли в услугах переводчика при выполнении с ним следственных действий». Между тем и данное утверждение небезупречно. Оно правильно лишь в том случае, когда подозреваемый требует помощи переводчика. И оно же вполне может быть неверно, если подозреваемый отказывается от переводчика, выбирая языком для дачи объяснений (показаний) русский язык, но, по мнению следователя (дознавателя и др.), русским языком в достаточной степени не владеет. В этом случае орган предварительного расследования вопреки воле и мнению подозреваемого обязан пригласить для участия в предварительном расследовании переводчика.

С правами, закрепленными в п. п. 6 и 7 ч. 4 ст. 46 УПК РФ, тесно связан вопрос, кто именно: следователь (дознаватель и др.), судья (суд) или же сам подозреваемый определяет, каким языком он владеет и нужен ли ему переводчик? Ответить на данный вопрос поможет содержание ч. 2 ст. 26 Конституции РФ и п. «f» ст. 14 Международного пакта от 16 декабря 1966 года «О гражданских и политических правах».

Подозреваемый вправе пользоваться помощью переводчика. Переводчиком является физическое лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, в отношении которого уполномоченным на то должностным лицом (органом) вынесено постановление о назначении его переводчиком (привлеченное защитником к участию в уголовном процессе в искомом качестве).

И оно, полагаем, небезукоризненно. Во-первых, процессуальные решения на стадии предварительного расследования все равно принимать будет следователь (дознаватель и др.), а не подозреваемый. Другое дело, что обоснованное ходатайство подозреваемого о замене переводчика, в связи с недостаточным знанием последним языка, подлежит безусловному удовлетворению.

Достаточно прогрессивной представляется идея необходимости обеспечения присутствия переводчика при отказе подозреваемого от его помощи. Это делается для того, чтобы отказ мог иметь место лишь от реально обеспеченной следователем (дознавателем и др.) помощи переводчика. Так, Сызранцев В.Г. пишет: «…подозреваемый, для которого язык ведения судопроизводства не является родным, может и отказаться от услуг переводчика, если в одинаковой степени свободно владеет обоими этими языками. Вместе с тем даже в случае такого отказа переводчик должен реально присутствовать при этом. Отказ от переводчика удостоверяется в протоколе следственного действия подписью самого подозреваемого и того лица, которое было приглашено для выполнения обязанностей переводчика».

В силу части 4 статьи 131 УПК РФ порядок и размеры возмещения, в том числе данного вида процессуальных издержек установлены Положением о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2012 г. № 1240 (далее – Положение).

В соответствии со статьей 59 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) переводчик – это лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода. Права переводчика в досудебном производстве установлены уголовно-процессуальным законодательством.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 131 УПК РФ вознаграждение, выплачиваемое, в том числе переводчику за исполнение им своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства, за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись им в порядке служебного задания, отнесены к процессуальным издержкам.

Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК РФ.

Согласно части 3 статьи 18 УПК РФ если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Уголовно — процессуальный кодекс закрепляет двойственную природу издержек, связанных с участием в уголовном деле переводчика: компенсация в форме покрытия расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ); вознаграждение, выплачиваемое за исполнение своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства, за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись им в порядке служебного задания (п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК РФ).

Одним из значимых международных актов, закрепляющих права переводчиков, является Рекомендация ЮНЕСКО «О юридической охране прав переводчиков и переводов и практических средствах улучшения положения переводчиков», принятая в Найроби на 19 — й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО 22 ноября 1976 года.

Права переводчика в уголовном судопроизводстве необходимы ему не только для того, чтобы реализовать содержательную сторону своего статуса, а прежде всего чтобы полноценно произвести перевод информации, способной существенно повлиять на судьбу других участников.

Применительно к уголовно — процессуальной деятельности главным критерием выбора переводчика является уровень его специальных познаний; переводчики, привлеченные для участия в производстве по уголовному делу, равны в правах и пользуются равновеликой защитой закона.

Данные права направлены на обеспечение переводчику возможности беспрепятственного осуществления перевода (устного или письменного), т. е. на реализацию процессуального назначения переводчика, а также на защиту переводчика как гражданина и участника процесса.

4. При производстве по уголовному делу выполнение лицом функций переводчика несовместимо с его участием в качестве другого субъекта уголовного процесса и признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Даже свободное владение языком лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, не освобождает его от обязанности назначить переводчика в случаях, предусмотренных законом. Никто из участников уголовного судопроизводства не вправе подменять переводчика.

3. Фактическим основанием привлечения сведущего лица в качестве переводчика является свободное владение языком, знание которого необходимо для перевода. Переводчик должен свободно владеть как языком, на котором ведется данное уголовное судопроизводство, так и языком, с которого осуществляется перевод. Кроме того, он должен быть компетентным, т.е. хорошо разбирающимся в особенностях перевода.

Факты проведения предварительного следствия или судебного разбирательства без участия переводчика, если обвиняемый (подсудимый) не владеет языком, на котором ведется судопроизводство; необеспечения перевода подсудимому показаний свидетелей, допрошенных в судебном заседании; непредоставления обвинительного заключения в переводе на язык, которым владеет подсудимый, также признаются высшими судебными инстанциями существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора .
———————————
Подр. см.: Имамутдинова Г.Я. Актуальные вопросы участия переводчика в уголовном процессе России: Дис. . канд. юрид. наук. Челябинск, 2011.

Переводчик участвует в деле в тех случаях, когда кто-либо из участвующих в деле лиц не владеет или владеет недостаточно языком, на котором ведется судопроизводство. Таким образом, участие переводчика в уголовном процессе связано с необходимостью соблюдения и реализации законных прав его участников.

Вам будет интересно ==>  Что предлагается многодетным семьям в ставропольском крае детские пособия помощи многодетным

6. Процессуальные права переводчика, указанные в ч. 3 настоящей статьи, направлены на более полное фиксирование содержания и на качество осуществляемого перевода, а также улучшение условий, в которых осуществляется перевод. Кроме того, законом предусмотрено право переводчика на вознаграждение за выполнение им своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства (за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись в порядке служебного задания), а также на возмещение расходов в связи с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (ст. 131 УПК). Указанные расходы закон относит к процессуальным издержкам, а заинтересованные участники процесса пользуются услугами переводчика бесплатно (ч. 2 ст. 18 УПК).

ПЕРЕВОДЧИК КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Учитывая вышеназванные позиции, выделим наиболее общие и существенные признаки, которым должно отвечать лицо, выступающее в уголовном процессе в качестве переводчика. Во-первых, переводчик должен свободно владеть языками, знание которых необходимо для перевода. Во-вторых, он должен быть совершеннолетним и вменяемым, чтобы адекватно отдавать отчет всем своим процессуальным действиям. В-третьих, переводчик должен обладать специальной переводческой компетентностью. И, наконец, в-четвертых, переводчик не должен быть заинтересован (прямо или косвенно) в исходе уголовного дела.

Согласно ст. 59 УПК РФ, переводчиком является лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных УПК РФ, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода. О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь или судья выносят постановление, а суд – определение.

И, наконец, в-четвертых, статус переводчика как важного участника процесса подкрепляется гарантиями его безопасности, а также гарантиями возмещения ему всех понесенных процессуальных издержек, однако, если порядок возмещения расходов переводчика в связи с явкой по вызовам должностных лиц и суда урегулирован достаточно полно, то относительно оплаты труда переводчика ни законодатель, ни правоприменитель не сформулировал единых подходов.

Другие авторы находят, что простого знакомства с языком судопроизводства явно недостаточно, что лицо должно уметь свободно выражать свои мысли, понимать смысл и содержание юридических терминов и понятий. По мнению исследователя И.Л. Петрухина, не владеющими языком судопроизводства признаются лица, не умеющие свободно изъясняться на языке судопроизводства, понимать те или иные термины или обстоятельства, связанные с производством по делу [8, с. 56].

В рамках данной статьи нами были освещены как наиболее значимые, так и наиболее проблемные вопросы участия переводчика в отечественном уголовном процессе. При этом, нами подтвержден тезис об актуальности изучения института переводчика в процессе, в особенности, для нашего многонационального государства.

ПЕРЕВОДЧИК КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Другие авторы находят, что простого знакомства с языком судопроизводства явно недостаточно, что лицо должно уметь свободно выражать свои мысли, понимать смысл и содержание юридических терминов и понятий. По мнению исследователя И.Л. Петрухина, не владеющими языком судопроизводства признаются лица, не умеющие свободно изъясняться на языке судопроизводства, понимать те или иные термины или обстоятельства, связанные с производством по делу [8, с. 56].

Исследователь М.А. Джафаркулиев, значительно расширяя законодательную конструкцию понятия переводчика, представил соответствующее определение следующим образом: переводчик – это совершеннолетнее лицо, в достаточной мере владеющее языками, а также специальной терминологией, знание которых необходимо в целях полного и точного выполнения им в рамках следственных и судебных действий перевода. Кроме того, соответствующее лицо не должно выполнять функции других участников уголовного процесса, а также не должно быть заинтересовано в исходе дела [2, с. 81].

Во-вторых, УПК РФ выделяет два возможных основания участия переводчика в уголовном деле: «не владение языком» или «недостаточное владение языком, на котором осуществляется судопроизводство» участником уголовного процесса. При этом, названные категории являются формально неопределенными и могут включать несколько уровней владения языком, установить которые на практике не представляется возможным.

В рамках данной статьи нами были освещены как наиболее значимые, так и наиболее проблемные вопросы участия переводчика в отечественном уголовном процессе. При этом, нами подтвержден тезис об актуальности изучения института переводчика в процессе, в особенности, для нашего многонационального государства.

Реализуя закрепленную в международном законодательстве гарантию правовой защищенности участников уголовного процесса, не владеющих языком судопроизводства, Уголовно-процессуальный кодекс РФ [1] сконструировал особый институт переводчика. Если еще недавно актуальность изучения данного института не относилась к числу первостепенных задач науки уголовного процесса, то в нынешних реалиях ситуация значительно изменилась. Помимо множества различных национальностей, издавна проживающих на российской территории, в последние десятилетия проявилась еще одна причина актуализации института переводчика, а именно – массовые миграционные процессы. Как одно из неотъемлемых последствий крупных политических реформ конца прошлого века, обусловивших изменение политической карты мира, а равно и развитие внешнеэкономической деятельности, эти процессы привлекли в нашу страну множество мигрантов. При этом, психология и ментальность некоторых категорий мигрантов, приезжающих в Россию, влияет на инициацию ими противоправной деятельности.

Практические аспекты привлечения переводчика в уголовном процессе

Как показывает практика, нормы УПК РФ, регламентирующие привлечение переводчика к уголовному судопроизводству и участие его в нем, сталкиваются со сложностями. В первую очередь это связно с тем, что положения УПК, по сути, могут упираться в нормы Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Дело в том, что это законно предоставляет возможность государственным органам экономить средства на том, на чем в данном случае экономить вряд ли оправданно. Ведь услуги судебного переводчика оказывают гражданам за счет федерального бюджета в целях охраны их прав и свобод, а не для удовлетворения государственных или муниципальных нужд.

Из практики. В 2008 г. Верховный Суд Республики Карелия рассматривал резонансное уголовное дело в отношении нескольких граждан чеченской национальности о массовой драке в Кондопоге. Перевод процессуальных документов с русского языка на чеченский был поручен бюро судебных переводов. Благодаря стараниям защиты подсудимых в готовом переводе обвинительного заключения и постановления о привлечении в качестве обвиняемых обнаружились следы процессуальных нарушений.

К счастью, автору настоящей статьи удалось обратить внимание участников процесса на то, что перевод обвинительного заключения и постановления о привлечении в качестве обвиняемого относится к виду «Б» — переводу как средству обеспечения конституционного права лица знать, в чем его обвиняют. В отличие от переводов как средства добычи доказательств, данный вид перевода считаться доказательством не может. К моменту, когда стало ясно, что защита просто затягивает дело, уже было потеряно время для допросов свидетелей.

Думается, что такие массовые нарушения процессуального закона самими правоохранительными органами частично объяснимы сложившейся в настоящее время рыночной практикой в области судебного перевода. Индивидуально практикующих переводчиков, в особенности переводчиков, востребованных в уголовном процессе языков России и СНГ, крайне мало. Переводческие услуги сконцентрированы в десятках тысяч коммерческих переводческих организаций — бюро переводов, переводческих фирм и т. п. Они действуют без лицензирования или иных регуляторов, их без формальных ограничений допускают к обслуживанию органов правосудия на основании договоров как юридических лиц.

Об актуальности вопросов, связанных с услугами переводчика в уголовном судопроизводстве, наверное, говорить излишне. В России год от года возрастает число правонарушений, совершаемых с участием лиц, не владеющих или недостаточно владеющих русским языком. Соответственно, растет частота обращения к судебному переводу при следственных действиях и в судебных заседаниях.

18) лицу, в отношении которого принято постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации об отмене или изменении судебного решения в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации или постановлением Европейского Суда по правам человека — перевод соответствующего постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации (ч. 5 ст. 415 УПК);

1) потерпевшему — перевод постановлений о возбуждении уголовного дела, о признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу, а также копии приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций (п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК), копии постановления судьи, вынесенного по поступившему в суд уголовному делу (ч. 4 ст. 227 УПК);

17) осужденному или оправданному, его защитнику, потерпевшему и его законному представителю/а также гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям, если апелляционная или кассационная жалоба либо представление затрагивают их интересы — перевод соответственно жалобы или представления (ч. 1 ст. 358 УПК);

9) лицу, подавшему в суд по месту производства предварительного следствия жалобу на постановления дознавателя, следователя, прокурора в случаях, указанных в ч. 1 ст. 125 УПК — перевод постановления судьи, вынесенного по результатам судебного рассмотрения жалобы (ч. 6 ст. 125 УПК);

4) обвиняемому — перевод постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, постановления о применении к нему меры пресечения, обвинительного заключения или обвинительного акта (п. 2 ч. 4 ст. 47, ч. 8 ст. 172, ч. 2 ст. 222, ч. 3 ст. 226 УПК), обжалуемых приговора, определения, постановления суда (п. 18 ч. 4 ст. 47 УПК), постановления судьи, вынесенного по поступившему в суд уголовному делу (ч. 4 ст. 227 УПК);

Применение конституционных принципов в уголовном процессе следует из п. 1 ст. 15 Конституции РФ, гласящей: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с ч. 9 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [9] (ред. от 3.03.2015): «В ч. 2 ст. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ [10], ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ [11] суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика». Следовательно, не предоставление подсудимому, не владеющему языком судопроизводства, права пользоваться помощью переводчика Верховный Суд Российской Федерации относит к числу существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Считаю необходимым привести к единому знаменателю разную практику привлечения переводчика к уголовному процессу, определить обязательное правило, что переводчик должен быть компетентным лицом, более того, быть именно профессионалом. В силу вышеуказанных причин выступаю с законодательной инициативой — в ч. 1 ст. 59 УПК РФ заменить слово «свободно» на слово «профессионально» и изложить в следующей редакции: «Переводчик — лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, профессионально владеющее языком, знание которого необходимо для перевода.

Таким образом, переводчик в уголовном процессе обеспечивает соблюдение установленного международными и отечественными нормативно-правовыми актами права на пользование родным языком, бесплатную помощь переводчика. В том числе благодаря его деятельности реализуются такие принципы уголовного судопроизводства как состязательность, гласность, обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Именно поэтому значение переводчика в уголовном процессе столь высоко.

Вам будет интересно ==>  Тарифы в москве на содержание и текущий ремонт для счобственниковс 1 января 2022 года

Статья посвящена расходам переводчика, связанным с участием в уголовном судопроизводстве. Анализируются расходы переводчика как процессуальные издержки, порядок определения размера вознаграждения за выполненную работу и возмещения за счет.

В резолютивной части постановления формулируется решение о назначении лица переводчиком по делу, указываются его фамилия, имя, отчество, дата рождения.
Постановление должно быть объявлено под расписку переводчику, а также лицу, которому назначен переводчик (последнее, к сожалению, делается не всегда). В постановлении рекомендуется сделать отметку о том, имеет ли это лицо заявления об отводе переводчика. Одновременно с вынесением постановления целесообразно брать с переводчика подписку о предупреждении его об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод и подписку о неразглашении переводчиком данных предварительного следствия.
В соответствии с п. 3 ст. 59 УПК РФ переводчик имеет право:
задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода;
знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, делать замечания (подлежащие занесению в протокол) по поводу правильности записи перевода;
приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.
По правилам ч. 4 ст. 59 УПК РФ переводчик не вправе:
осуществлять заведомо неправильный перевод (за это предусмотрена уголовная ответственность по ст. 307 УК РФ);
разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по данному делу в качестве переводчика, если он был заранее предупрежден о неразглашении в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ (данные действия наказываются по ст. 310 УК РФ);
уклоняться от явки по вызовам следователя, прокурора или в суд (за это ст. 17.7 КоАП РФ установлена административная ответственность).
Следует отметить, что переводчик наделен правом переводить все материалы уголовного дела, без каких-либо исключений. Более того, перевод, выполненный назначенным по уголовному делу переводчиком, должен считаться приоритетным по отношению к переводам, полученным из других источников, и не требует заверения какими-либо субъектами, осуществляющими удостоверительные функции в гражданском судопроизводстве (например, нотариусами или консульскими учреждениями).
Нельзя согласиться с авторами, предлагающими «проводить аудио- , видеозапись следственного действия с переводом, чтобы впоследствии можно было проконтролировать качество перевода путем консультации с филологом» . При таком подходе, по сути, заранее ставятся под сомнение компетентность назначенного переводчика и доказательственное значение следственных действий, произведенных с его участием. Непонятно, почему нельзя сразу назначить переводчиком то лицо, которому будет предъявлена видеозапись следственного действия, вместо того чтобы наделять его контрольными функциями.

В уголовном деле могут участвовать несколько переводчиков с одного языка (если они, например, назначены постановлениями последовательно друг за другом по причине невозможности участия переводчика, назначенного ранее, при производстве того или иного следственного действия). В этом случае допускается участие любого из назначенных переводчиков при производстве следственных действий без вынесения дополнительного постановления.
Независимо от наличия общей подписки о предупреждении переводчика об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод, взятой одновременно с вынесением постановления о назначении переводчика и действующей на протяжении всего предварительного следствия, в протоколе каждого следственного действия должен быть зафиксирован факт участия переводчика в нем с указанием его фамилии, имени, отчества. Также нужно сделать отметку о разъяснении переводчику его процессуальных прав и предупреждении его об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо неправильный перевод.
При выполнении переводчиком письменного перевода документов, подлежащих вручению обвиняемому, желательно приобщать копию перевода к материалам уголовного дела. Это необходимо для подтверждения наличия перевода как такового и для возможной проверки его качества и аутентичности. Приобщаемый к делу перевод должен быть подписан переводчиком.
Требуется отметить, что переводчик выполняет письменные и устные переводы в интересах не только обвиняемого, но и следователя. Так, переводчик осуществляет переводы изъятых документов на иностранных языках, аудиозаписей разговоров лиц, привлекающихся к уголовной ответственности, и т.п. Целесообразно составлять протокол осмотра указанных носителей информации с участием переводчика и сделать отметку о предупреждении переводчика об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод по ст. 307 УК РФ, а сам перевод приложить к данному протоколу.
Основания для отвода переводчика указаны в ч. 2 ст. 69 и ч. 1 ст. 61 УПК РФ и делятся на две группы:
1) заинтересованность переводчика в исходе уголовного дела. Имеет место, если он:
был потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному делу;
участвовал в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, присяжного заседателя, эксперта, специалиста, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;
является родственником любого участника производства по уголовному делу;
2) некомпетентность переводчика, т.е. недостаточное знание языка уголовного судопроизводства или языка, перевод с которого требуется.
Решение об отводе переводчика принимается следователем по собственной инициативе или по ходатайству участников уголовного судопроизводства и оформляется постановлением.
От отвода нужно отличать замену переводчика, которая может быть произведена в следующих случаях:
1) когда назначенный переводчик не может по каким-либо обстоятельствам, не связанным с его заинтересованностью или некомпетентностью, участвовать при производстве следственного действия. Например, по уголовному делу, расследовавшемуся ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области, в качестве обвиняемого был привлечен Ч. — гражданин Республики Таджикистан, таджик по национальности. Ему был предоставлен переводчик с таджикского языка А., который после участия в нескольких следственных действиях выехал в служебную командировку в другую область, после чего постановлением следователя переводчиком был назначен Ш., который и обеспечивал перевод при производстве оставшихся следственных и иных процессуальных действий;

3) отсутствие совмещения уголовно-процессуальных статусов, т.е. выполнения одним лицом обязанностей должностного лица, осуществляющего уголовное судопроизводство, а также функций свидетеля, потерпевшего, законного представителя, эксперта и обязанностей переводчика, хотя бы упомянутые лица свободно владели необходимыми языками. Свободное владение языком лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, не освобождает его от необходимости назначить переводчика .

Анализ судебно-следственной практики свидетельствует, что многие преступления совершаются иностранными гражданами, находящимися в Российской Федерации как на легальных основаниях, так и незаконно. Хотя удельный вес данных преступлений в общей структуре преступности невелик и составляет около 3 — 4%, их количество весьма значительно (в 2012 г. — 42650, в том числе совершенных гражданами СНГ — 37319, в первом полугодии 2013 г. — 19647 и 16795 соответственно) . Кроме того, граждане других государств нередко подвергаются преступным посягательствам. В силу указанных обстоятельств иностранцы довольно часто являются участниками уголовно-процессуальных отношений, в том числе на стадии предварительного расследования. Эти лица, как правило, недостаточно хорошо владеют русским языком, поэтому им необходимо предоставлять переводчика для обеспечения их прав и для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Анализируются законодательные нормы, регламентирующие участие переводчика при производстве предварительного следствия по уголовным делам, и практика их применения. Автор констатирует, что ряд вопросов, касающихся участия переводчика, в законодательстве урегулирован неполно. Формулируются выводы относительно того, кого следует считать лицом, не владеющим языком уголовного судопроизводства, общие и специальные требования к переводчику в уголовном процессе, процессуальный порядок назначения и замены переводчика.

2. В качестве переводчика может быть привлечено к участию в процессе любое лицо, свободно владеющее языком судопроизводства. Оно не обязательно должно иметь специальность или профессию переводчика. Если лица, ведущие процесс, сами владеют языком, на котором может общаться не владеющий языком судопроизводства участник процесса, они не могут быть переводчиками, т.к. при совмещении этих процессуальных функций подлежат отводу (п. 2 ч. 1 ст. 61). Переводчик не может участвовать в деле и подлежит отводу по основаниям, указанным в ст. ст. 61, 69, в т.ч. если он является свидетелем, близким родственником или родственником любого из участников производства по делу либо иначе заинтересован в исходе данного уголовного дела. Вместе с тем участники процесса могут ходатайствовать о назначении переводчика из числа указанных ими лиц. При отсутствии оснований для его отвода такое лицо может быть допущено в качестве переводчика.

1. Согласно ст. 26 Конституции РФ «каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения. «. Это право может быть реализовано путем ведения уголовного судопроизводства как на русском языке, так и на государственных языках республик — субъектов РФ, а также права участвующих в деле лиц, не владеющих или недостаточно владеющих языком, на котором ведется производство по уголовному делу, делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика (ст. 18 УПК). О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение.

3. Разъяснение переводчику его прав, обязанностей и возможной ответственности, предусмотренных ст. 59, производится до начала выполнения переводчиком его обязанностей (ст. 169). В судебном разбирательстве разъяснение переводчику его прав и ответственности осуществляется председательствующим в подготовительной части судебного разбирательства сразу после открытия судебного заседания и проверки явки в суд (ст. 263).

5. Переводчик имеет право: задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода; знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащие занесению в протокол; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и суда, ограничивающие его права; а также право на покрытие их расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (п. 1 ч. 2 ст. 131).

  • Первоочередное значение имеет, какие нормы УПК гарантируют участие переводчика в уголовном процессе. В этом вопросе значение имеет не только уголовно-процессуальное законодательство, но и Конституция РФ, а именно 26 статья. В ней сказано, что любой человек имеет право на использование родного языка. Право, обеспеченное 26 статьей Конституции, реализуется путем ведения уголовного процесса на русском языке и на государственном языке конкретной республики РФ. Также права участвующих в деле лиц, не владеющих русским языком, обеспечены дачей объяснений и показаний, подачей ходатайств и жалоб на удобном языке. Перевод выполняется бесплатно. Это регламентировано 18 статьей УПК.
  • В качестве переводчика привлекается лицо, свободно владеющее нужным языком. При этом оно не должно обязательно иметь соответствующую специальность или профессию. Если лица, задействованные в процессе, сами владеют нужными навыками, то они не могут получить соответствующий процессуальный статус. При совмещении процессуальных функций лицо подлежит отводу. Переводчиком не может являться свидетель события преступления, а также близкий родственник любого из участников процесса.
  • Переводчику должны быть разъяснены его права и обязанности. В ходе судебного заседания эта обязанность ложится на суд. В процессе предварительного следствия права и обязанности должны быть разъяснены дознавателем или следователем.

В процессе расследования уголовных дел зачастую требуется привлечение переводчиков. Основа их деятельности в уголовном процессе заложена в конституционных нормах. Они предоставляют право каждому человеку общаться на любом удобном языке. Процесс привлечения указанного специалиста к уголовному судопроизводству регламентирован ст 59 УПК РФ.

Переводчиком является лицо, привлеченное для участия в судопроизводстве, в случаях, указанных в настоящем кодексе. Этот субъект свободно владеет языком, знание которого требуется для осуществления перевода. Чтобы назначить лицо переводчиком в уголовном судопроизводстве, дознаватель, судья или следователь выносит соответствующее постановление, а суд определение. Правила вызова и порядок осуществления деятельности этого лица, определен 169 и 263 статьями УПК.

Вам будет интересно ==>  Как получить звание ветеран труда в нижегородской области в 2022 году

Таким образом, ни одному участнику судопроизводства не может быть отказано в праве на пользование услугами переводчика. При этом не имеет значения действительная степень владения языком тем или иным субъектом. В некоторых случаях это используется стороной защиты для затягивания процесса.

  • понятие переводчика и критерии его выбора;
  • порядок привлечения указанного субъекта к судопроизводству;
  • права;
  • обязанности;
  • ответственность рассматриваемого субъекта;
  • порядок привлечения специалиста, имеющего навыки сурдоперевода.

Глава 8. ИНЫЕ УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Статья 56. Свидетель 1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.2. Вызов и

25. Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты: защитник В соответствии со ст. 49 УПК РФ защитник – это лицо, осуществляющее в установленном УПК порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве

Тема 14. Участники уголовного судопроизводства Участниками уголовного судопроизводства являются все субъекты, наделенные определенными полномочиями для выполнения назначения уголовного судопроизводства (суд, судья, прокурор, следователь и др.), субъекты, защищающие в

26. Иные участники уголовного судопроизводства: свидетель Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний (ст. 56 УПК). В соответствии

5. Участники уголовного судопроизводства Пункт 58 ст. 5 УПК РФ определяет участников как лиц, принимающих участие в уголовном процессе. Совокупность прав и обязанностей данных лиц составляет их правовой (процессуальный) статус.Участники уголовного процесса имеют

Дифференциация основных видов перевода в уголовном судопроизводстве

Президиумом Верховного Суда Республики Башкортостан было отмечено: «Наличие у обвиняемого защитника, владеющего русским языком, не гарантирует реализацию права свободно пользоваться родным языком при фактически установленном решениями суда недостаточном владении им русским языком». Также судом было разъяснено, что под недостаточным владением языком следует понимать «такой уровень знания языка, когда лицо не может уяснить смысл новых сложных для него понятий, т.е. владение языком не определяется как свободное, а, следовательно, лицо лишено возможности эффективно защищать свои права и законные интересы в рамках уголовного судопроизводства на всех его стадиях» [3] .

Исходя из приведенных примеров, мы видим, что законодатель еще в XIX веке предусматривал возможность выполнения переводчиком не только перевода, но и допускал осуществление последним действия, входящего в компетенцию нотариуса: свидетельствование верности перевода с одного языка на другой.

3. Присяжный перевод. В истории России уже функционировал институт присяжных переводчиков. «По Уставам должность переводчиков не была учреждена… но практика указала на необходимость установления постоянной должности и таковая законом в 75 г. Была учреждена. По закону этому в ведомстве Окружных судов состоят присяжные переводчики там, где признает их нужным установить Министерство Юстиции … Создание этой должности не отстранило прав суда и сторон приглашать переводчиков посторонних в судебное заседание, на прежних основаниях (ст. 421‒429 Учр. и ст. 730 и 731 Уст.) … В Прибалтийских губерниях переводчики состоят при каждом участковом Мировом суде, при Съездах их и при каждом Окружном суде; они могут состоять также при судебных следователях (ст. 572, 579 и 583 Учр.). Переводчики (Калмыцкого языка) состоят в Донском Округе (ст. 59 прим. 3 Учр.), а также при Окр. Судах Оренб., Троицком, Уфим. и Астрах. (ст. 120 прим. 2 Учр.)» [5, с. 249] .

На протяжении всего предварительного расследования в форме следствия гражданину А. оказывались переводческие услуги в связи с тем, что он недостаточно владел языком уголовного судопроизводства. Обвинительное заключение также было вручено обвиняемому на русском и башкирском языках. Однако при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции подсудимому А. переводчик не был предоставлен. Это обстоятельство нарушило право гражданина на защиту.

На наш взгляд, полицейский перевод в уголовном процессе имеет место, когда уголовное дело расследует дознаватель. Однако если речь идет о производстве предварительного расследования в форме следствия, правильнее говорить о следственном переводе. Именно следователь выносит постановление о назначении лица в качестве переводчика и берет у лица подписку, подтверждающую разъяснение переводчику его прав, обязанностей и ответственности в случае нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Бывают ситуации, когда переводчику грозит опасность от заинтересованных в исходе дела лиц (родственников), в результате чего они отказываются от дальнейшего участия в деле. Таким образом, процесс затягивается и появляется время для поиска новых обстоятельств, способных воздействовать на судопроизводство.

Изучая переведенные материалы следствия и судебного разбирательства, лицо должно понимать всю изложенную информацию и в чем его обвиняют. Основываясь на этом можно заметить, что законодательство не предусматривает нормы, определяющие правила, которые могли бы вносить коррекцию в оформление письменного перевода.

Документ, составленный на языке участника следствия и не несущий в себе цели добычи доказательств, считается информативным и не признается как процессуальный. Это объясняется также отсутствием на нем прямой ссылки на закон. Кроме всего прочего, перевод не имеет юридической силы, имеющейся у официальных документов.

Для того чтобы выбранная организация полностью удовлетворяла правоохранительные органы и имела достаточный уровень компетенции, СПО должна уметь всесторонне оценивать обстоятельства дела и учитывать особенности его участников. Важно не просто определить язык, но и диалект, во избежание появления подводных камней при переводе.

  1. Основным документом будет решение судьи о назначении выбранного переводчика из СПО. Оно направляется в эту инстанцию и ОУПС. После этого между ними заключается договор.
  2. Когда в переводчике больше нет нужды, суд выносит постановление про оплату услуг, которое направляется в два вышеупомянутые структуры.
  3. СПО предоставляет счет и акт о выполненной работе.

2. Отвод судье заявляется до начала судебного следствия, а в случае рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей — до формирования коллегии присяжных заседателей. В ходе дальнейшего судебного заседания заявление об отводе допускается лишь в случае, когда основание для него ранее не было известно стороне.

Понятой — не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем или прокурором на добровольной основе для наблюдения за производством след­ственного действия с целью создания условий для проверки и оценки его результатов в судебном разбирательстве, удостовере­ния факта производства следственного действия, а также содер­жания, хода и результатов следственного действия (ст. 60 УПК).

1. Судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении данного уголовного дела в суде второй инстанции или в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой или второй инстанции либо в порядке надзора в случае отмены вынесенных с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела.

В труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство след­ственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, следственные действия могут проводиться без участия понятых, о чем в протоколе делается соответствующая запись (ст. 170 УПК).

4. Отвод, заявленный судье, единолично рассматривающему уголовное дело, либо ходатайство о применении меры пресечения или производстве следственных действий, либо жалобу на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении, разрешается этим же судьей.

Переводчик и понятой как участники уголовного процесса

Разъяснение переводчику его прав, обязанностей и возможной ответственности происходит до начала выполнения переводчиком его обязанностей. В судебном разбирательстве разъяснение переводчику его прав и ответственности осуществляется председательствующим в подготовительной части судебного разбирательства сразу после открытия судебного заседания и проверки явки в суд.

Следственные и судебные документы, которые подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам процесса, переводят на их родной язык или иной язык, которым они владеют. К числу этих документов относятся: копии постановлений о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, об отказе в возбуждении уголовного дела и прекращении уголовного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения с приложениями, обвинительного акта, приговора, протокола обыска, выемки, копия решения о применении меры пресечения, извещение о реабилитации и т.д.

Понятые — это не заинтересованные в исходе уголовного дела лица, привлекаемые дознавателем, следователем или прокурором для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия. Таким образом, понятые участвуют в обеспечении удостоверительной стороны доказывания в уголовном судопроизводстве, гарантируя достоверность результатов следственных действий.

Понятые вправе: участвовать в следственном действии и делать по поводу следственного действия заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол; знакомиться с протоколом следственного действия, в производстве которого он участвовал; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, ограничивающие его права.

Переводчик не может участвовать в деле если он: является свидетелем, близким родственником или родственником любого из участников производства по делу либо как-нибудь иначе лично заинтересован в исходе данного уголовного дела. Участники процесса могут ходатайствовать о назначении переводчика из числа указанных ими лиц. О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь, прокурор или судья выносит постановление, а суд — определение.

Участие переводчика в уголовном судопроизводстве

2. Следователь, дознаватель, суд (судья) предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования и (или) судебного разбирательства (судебного заседания), о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Замечено, также, что в уголовно-процессуальном законодательстве России не установлен срок действия ограничений по неразглашению переводчиком, утратившим свой процессуальный статус ввиду отвода, данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу. Кроме того, не оговорены юридические последствия, которые могут возникнуть в случае разглашения участниками процесса сведений, излагаемых в судебных разбирательствах в закрытых заседаниях.

3) необходимости тестирования кандидата в переводчики, при решении вопроса о его привлечении в уголовное судопроизводство, на предмет знания языков, приобретенных им в связи с рождением, проживанием, воспитанием в определенной местности, обладания лингвистическими познаниями или навыками сурдоперевода, владения юридической терминологией; владения техникой, методикой перевода (последовательного, синхронного и др.);

Степень научной разработанности темы исследования. Весомый вклад в разработку проблем участия переводчика в уголовном судопроизводстве и рассмотрению вопросов производства по уголовным делам с участием переводчика внес М.А. Джафаркулиев (конец 80-х — начало 90-х гг. XX века). Его несомненной заслугой следует считать установление взаимосвязи участия переводчика в уголовном процессе с реализацией принципа языка судопроизводства.

Второй параграф второй главы «Современное состояние и формы участия переводчика в уголовном процессе» посвящен анализу форм участия переводчика в уголовном процессе посредством использования им специальных знаний, наличие которых является неотъемлемым условием для реализации данным участником процесса переводческой функции.

Adblock
detector